gaz-furgon.ru

Зарегистрирован:
10 лет 3 месяца назад
Индекс цитирования


Эх, если бы на вооружении гарнизона Эфеса была такая техника, которая нынче служит в пожарных частях Петербурга, у Герострата попросту не было бы шансов прославиться. А у народов мира шансы полюбоваться красотами одного из чудес света – храмом Артемиды – были бы вполне приличные. Ну да ладно. Будем считать, что та жертва послужила стимулом для развития и совершенствования пожарной техники. Не зря же Герострат старался все-таки, верно? Таким образом, геростратовы старания привели к всеобщему процветанию: в настоящее время человечество понапридумывало преогромнейшее количество самых разнообразных устройств, благодаря которым чудеса света могут чувствовать себя в порядочной безопасности. Конечно, в нашей стране древнегреческих храмов не так уж и много, однако хватает и других, не менее интересных сооружений. И классификация пожарных автомобилей у нас тоже своя. Постараемся быть подробными, раскрывая тему пожаротушения, – но в то же время не будем переувлекаться нагромождением узкоспециальных тонкостей. Официальная пожарная доктрина подразумевает существование трех типов «пожаромобилей». Первый тип – это основные пожарные автомобили, они же – автомобили тушения. Это – главные действующие лица: данный тип составляют все те транспортные средства, в задачу которых входит доставка к объятому пламенем зданию собственно пожарных, спецоборудования и средств пожаротушения. Этими средствами, как выяснится позже здесь же, может быть не только стереотипная вода, но и всякие прочие интересные препараты, о чем речь пойдет обязательно, но чуть ниже. Второй тип – это специальные пожарные автомобили, кои имеют неимоверное число всяческих разновидностей. Это объясняется столь же неимоверным количеством задач, которые приходится решать на пожаре, – от доставки огнеборцев на необходимую высоту и спасения с нее же погорельцев до обеспечения связи и освещения в месте проведения боевых действий против огня. Третий же тип являет собой так называемые вспомогательные автомобили, на которых мы подробно останавливаться не будем, поскольку ничего экстраординарного они собой не представляют. И действительно – ну что такого может быть любопытного в банальных грузовиках, автобусах, тракторах, кранах, легковушках и прочем ширпотребе? Решительно ничего! Тем более что всего этого добра у нас в журнале и без того хватает. Посему основные пожарные и специальные пожарные машины нам наиболее интересны. О них – ниже.А вот, собственно говоря, уже и то самое «ниже». Поделитесь: с чем у вас ассоциируется понятие «пожарный автомобиль»? Попробуем догадаться… Надеемся, что догадались: воображение должно нарисовать натужно ревущую красную машину с кабиной от ЗИЛ – это самый распространенный и, не побоимся этого слова, классический вариант пожарного автомобиля. Основного пожарного автомобиля (тушения), коих существует две группы: общего применения и целевого применения. К первому-то ЗИЛ и относится: это автоцистерна (на сленге пожарных – «бочка») – костяк всего автопарка огнеборцев. Согласно общепринятой системе обозначений, все автоцистерны называются АЦ, что в расшифровке не нуждается. Соответственно, наш ЗИЛ будет не просто ЗИЛ, а АЦ-40(130)63Б. О том, как читать столько разных цифр кряду, подробно расписано в специальной врезке – она где-то рядом. Кроме автоцистерн к машинам общего применения относятся также насосно-рукавные автомобили (АНР), однако данный вид уже стал редким. Принципиальное отличие АНР от АЦ заключается в наличии у цистерны собственной воды – все свое вожу с собой. Насосно-рукавный автомобиль черпает воду извне – главное, чтобы в пределах досягаемости его рукавов оказался водоем или какой гидрант. Грубо говоря, АНР – это мобильный насос и… Разве мы не пояснили, что такое рукава? Какое упущение! Немедленно исправляемся: рукав – это очень толстый и на вид очень брезентовый шланг. Но только на вид – современный рукав имеет много слоев, хороших и разных. И благодаря этому может легко держать высокое давление. Кроме того, АНР, как правило, оснащен кабиной повышенной вместительности; да и рукавов в нем помещается в несколько раз больше, чем в автоцистерне. Однако в городе с водоисточниками особых проблем нет. И насосно-рукавных автомобилей тоже почти не стало. Важный момент: автоцистерна, даже довольно большая, расходует привезенную воду в считанные минуты, и потому рано или поздно ей приходится обращаться к независимому источнику H2O. Пожарный vs. Пожарник Никогда не называйте пожарного пожарником! Даже в состоянии угара дымом. Потому что пожарник суть слово почти ругательное – в отличие от гордой профессии «пожарный». В далекие времена саркастичным «пожарники» называли нищих, фальшивых погорельцев, которые выбирались в Москву на попрошайничество из якобы сожженных деревень. Пожарники шастали целыми семьями – с женами и детьми – и таскали за собой особые сани с обожженными концами оглоблей и, нимало не смущаясь, заявляли, что это единственное, что удалось спасти во время пожара. Враки, конечно. Об этом еще Гиляровский писал. P. S. А штанами в пожарной терминологии называется патрубок центробежного насоса, к которому присоединяются рукава. Вышеупомянутая АЦ-40(130)63Б до сих пор представляет собой одну из самых массовых пожарных машин в стране в целом и в Питере – в частности: в нашем городе их можно насчитать без шести машин сотню. Автомобиль считается очень хорошим – еще бы, за столько лет выпуска конструкция отработана до мелочей! Но сейчас на смену ему приходят другие, более современные. И более российские, кстати: АЦ-40(130)63Б собиралась в украинском городе Прилуки, который уже давно объявлен заграницей. Если раньше на весь Союз приходилось порядка пяти различных моделей автоцистерн, то сейчас только в России существует более 44 видов этих автомобилей, выпускаемых на полутора десятках заводов. Видов! А уж количество моделей, не говоря уже о модификациях, – и вовсе не счесть. Так, для примера: в петербургском гарнизоне на сегодняшний день состоят на вооружении 25 моделей разнообразных «бочек», и далеко не все из них унифицированы между собой. Всего же, если смотреть шире, в нашем городе трудится четыре с половинкой сотни разных пожарных автомобилей 179-ти разных марок. Жуткая разносортица оборачивается проблемами и с поставками запасных частей, и с обучением личного состава. Так, мы отвлеклись. Меж тем, впору будет перейти ко второй группе основных пожарных автомобилей – целевого применения. Это машины более «узкой» специализации. Они тоже подают огнетушащие вещества, но чаще всего не воду, а что-нибудь совершенно особенное, вплоть до полной экзотики. Вода – это дешево и сердито, ибо есть везде, всегда и почти бесплатно. Однако она – увы! – не универсальна: с ее помощью можно потушить далеко не все. Есть, скажем, карбиды, магниевые сплавы и тому подобная «химия», тушить которую водой просто рискованно: можно спровоцировать массу неминучих неприятностей – от мощного взрыва до выделения сильнейших (не хуже боевых) отравляющих веществ. «Универсалом» в этом случае выступает порошок – можно тушить хоть эту самую «химию», хоть электроустановки под напряжением. Порошок устроен чрезвычайно просто (как правило, это мелкодисперсные соли щелочных металлов со всякими добавками), однако стоит он довольно дорого, и потому применяется только там, где без него никак не обойтись. Работа с порошком в пожарных частях возложена на автомобили порошкового тушения (АП). Не путайте с машинами пенного тушения – АПТ! Там все немножко по-другому. Пенное тушение оказывается весьма кстати при борьбе с горящими нефтепродуктами, а также во всех тех случаях, когда требуется быстро заполнить пеной какое-либо помещение целиком и полностью – в качестве примера обычно приводятся трюмы кораблей, подвалы, кабельные каналы и прочие замкнутые пространства. Воздушно-механическая пена, как ее называют официально, формируется непосредственно в специальном стволе, а до этого  фактически являет собой этакий «мыльный» раствор. Работает по принципу попкорна: из почти ничего получается много всего. Так что никакой пены в машине нет – но зато в большом количестве присутствует пенообразователь. То есть некое поверхностно-активное вещество – по сути, «жидкое мыло». Или, если хотите, «шампунь». В зависимости от типа пенного ствола (или пеногенератора), пена может иметь разные характеристики. Существует такое понятие, как «кратность пены» – это отношение между исходным объемом водным раствором «шампуня» и «продуктом на выходе». Чем больше из одного и того же количества раствора получается самой пены – тем выше ее кратность. Низкократная пена – самая дальнобойная, высокократная – самая объемная и потому «быстрая» в смысле заполнения объема. Но самая лучшая – среднекратная пена: она и весьма эффективна, и хорошо «прилипает» к поверхностям (в том числе вертикальным), и плавает по поверхности ГСМ – стоит ли расшифровывать? Собственно, в этом ее главная задача: отделить то, что горит, от того, что окисляет. Можно сказать, что эффективность тушения пена повышает существенно. И, кстати, цену вопроса – тоже: пенообразователь стоит дороже бензина. Также можно тушить огонь газом. Вполне подойдет углекислый газ или, скажем, жидкий азот. И специальный автомобиль газового тушения, само собой, – АГТ. Такой способ тушения незаменим при работе в местах особой жалости, где вода может нанести еще больший вред, чем огонь – в библиотеке, музее или газетном киоске со свежим журналом «Колеса»… Еще вариант – труднодоступные помещения с замкнутым объемом, куда не пройдет вода или пена. Еще один занимательный вид пожарной машины – автомобиль газо-водяного тушения (АГВТ). Выглядит такая штуковина устрашающе: на грузовой платформе установлен турбореактивный двигатель ВК-1 и внушительный топливный бак. А вот своей воды у машины нет – она подается при помощи других машин. Вода распыляется перед соплом двигателя, и образуется мощная струя водяной взвеси – но все-таки не пар. Работает АГВТ очень эффектно: он даже не столько тушит пламя, сколько его сбивает. Расход газо-водяной смеси достигает 150 кг в секунду, причем 90 литров из них – только воды! Область применения такой машины довольно узка: борьба с нефтяными и газовыми фонтанами. Тема пожарных машин целевого применения закрывается автомобилями комбинированного тушения – таланты этих механических существ не ограничиваются работой с одним-единственным огнетушащим веществом. Они оснащены несколькими установками, и могут одновременно по разным стволам подавать разные средства – скажем, пену, порошок и углекислоту. Кай Юлий Цезарь обзавидовался бы. Разновидностей специальных пожарных автомобилей в живой природе существует еще больше, чем основных машин целевого применения. И задачи у них – самые разнообразные: от спасения людей и подачи на высоту огнетушащих веществ до нейтрализации последствий водяной атаки на жильцов нижних этажей и – под занавес – разбора строительных конструкций. Наиболее яркие, красочные представители спецавтомобилей – это автолестницы (АЛ) и автоподъемники (АКП). Понятно, что наибольшая польза, которую могут принести такие машины, – это спасение жизней: горят-то не только одноэтажные помойки! Кстати, иногда на автолестницах устанавливается лафетный ствол: когда уже все спасены, расстрелять огонь, не отходя от этажа, можно прямо из мощной стационарной «пушки», которая у пожарных называется монитором. Принципиальное же отличие подъемника от лестницы заключается в том, что он не позволяет проводить непрерывную эвакуацию без изменения положения стрелы. И если лестницу приставил – и пользуйся на здоровье, лазая туда-сюда (или же перемещаясь на лифте), то с подъемником так не выйдет. Поднял – загрузил – опустил – снова поднял… Только так! Зато воду подавать из люльки подъемника – одно удовольствие: и ствол стоит стационарно, и рукава тянуть не нужно, поскольку есть так называемый «сухотруб». Справедливости ради отметим, что в последнее время разница между АЛ и АКП нивелируется: так, например, автолестницы оборудуют люлькой, откуда можно управлять перемещением стрелы. И, напротив, современные коленчато-телескопические автоподъемники оснащаются параллельным лестничным маршем, что позволяет использовать их в качестве лестницы. Нам удалось вознестись на высоту птичьего полета на суперсовременной автолестнице, где нас укусил орел. И это опять таки заслуживает отдельной врезки! Лесница в небо Автолестница – это не только простой на вид привычный глазу ЗИЛ-131 (вернее, продукт на его основе – АЛ-30(131)ПМ-506). В некоторых случаях это более чем впечатляющее сооружение на базе грузовиков иностранного производства. Как, например, эти два исполина – DLK-52 Magirus VarioCC производства IVECO- Magirus Brandschutztechnik и DLK-53 Metz от METZ-Feuerwehrgerаte. И тот и другой – истинные арийцы: их родина – Германия. Высота подъема зашифрована в названии: более полусотни метров – это уровень восемнадцатого этажа! Страшно? Только если ветер – выдвинутая по максимуму лестница может раскачиваться, причем довольно ощутимо. Но если ветер совсем уж сильный, то стрела страхуется растяжками-стропами, которые удерживают бойцы внизу. По лестнице вниз-вверх ходит довольно шустрый лифт грузоподъемностью до двух центнеров (автоподъемники обладают чуть большей грузоподъемностью – до четырехсот кило). Кстати, автолестница может использоваться в качестве подъемного крана. Несмотря на конструктивную схожесть, Metz и Magirus все же отличаются. Выполненная на шасси Mercedes-Benz автолестница Metz выпущена в 1994 году, однако и поныне машина выглядит как новая – благодаря своевременному обслуживанию и бережному отношению: автомобиль состоит на вооружении образцово-показательной третьей части. Удивительно умная штуковина, к тому же довольно легкая в управлении – после небольшой тренировки с ней справится даже блондинка из анекдотов! Подходящей блондинки под рукой, к сожалению, не оказалось, зато наш корреспондент самолично попробовал порулить громадиной. Легко! В рабочем положении машина фиксируется выносными стойками – так называемыми аутригерами, составляющими опорный контур. Здесь, кстати, кроется конструктивное различие между DLK-53 и DLK-52. У Metz опорный контур имеет традиционную конструкцию: из шасси выдвигаются горизонтальные гидравлические опоры, а уже из них гидравлика «выдавливает» аутригеры – и машина приподнимается, вывешивая подвеску. У Magirus же опорный контур имеет «диагональную» конструкцию: левая опора фиксирует правую сторону, а правая – левую, вот так! При этом колеса остаются на месте, придавая автолестнице дополнительные точки опоры. Если с одной стороны аутригеры упираются, скажем, на тротуар, то ничего страшного не происходит: машина не наклоняется, а продолжает стоять ровно – разумная автоматика компенсирует разницу в уровне. Magirus в этом году исполнилось три года – вообще не возраст для специального пожарного автомобиля! На сегодняшний день – это самая современная лестница в стране! Управление лестницей максимально компьютеризировано – машина попросту не дает оператору ошибиться. DLK-52, как и автоподъемник, может управляться из люльки – она входит в комплект. Из разговоров с боевым расчетом, приписанным к Магирусу, удалось узнать, что автомобиль приносит исключительно радость и счастье – и ничего больше. Ибо не ломается, а исправно служит – в отличие от отечественной техники. В качестве примера мимо проехала легкая автоцистерна на шасси зиловского «Бычка» 2004 года выпуска: этот автомобиль уже полностью перекрашен – облез. Еще из интересного: лестница оснащена интеркомом – находясь на самой верхотуре, можно вести занимательный диалог с оператором лестницы. Между прочим, компьютер Магируса знает русский язык. Да и вообще полиглотствует по полной: он может общаться на более чем десяти языках – даже на молдавском! Но лестницы с подъемниками – это далеко не все, чем может похвастаться гарнизон. Одной из важнейших машин считается автомобиль газодымозащитной службы (АГ), смыслом жизни которого является обеспечение действий в среде, непригодной для дыхания. АГ не возит ни воду, ни насос, ни рукава. Его груз – специально натренированные люди, суперпрофессионалы, способные работать в совершенно нечеловеческих условиях. Ну и, само собой, оборудование, жизненно необходимое для их работы – СИЗОД (Средства Индивидуальной Защиты Органов Дыхания – противогазы, иными словами), мощный генератор, осветительная мачта, гидравлический аварийно-спасательный инструмент и, конечно же, дымососы – суть гигантские вентиляторы. Куда же без них? Аварийно-спасательные автомобили (АСА) наружно могут различаться существенно: в Петербурге работают и сравнительно компактные машины типа Chevrolet Suburban, и тяжелый полноприводный КамАЗ. Как правило, эти машины катаются по ДТП, безжалостно разрезая гидравлическим инструментом покореженные легковушки; однако трудолюбивый экипаж АСА может быть привлечен и к высотным работам (вплоть до альпинизма!) или же, напротив, загнан под воду – мало ли где приходится народ спасать! Смотреть на огонь можно бесконечно долго, но лучше делать это при хорошем, качественном свете. Так что автомобиль связи и освещения (АСО) – штука на пожаре незаменимая. АСО оснащается мощным генератором, прожекторами, осветительными мачтами и всевозможными средствами связи. В силах такой машины не только обеспечить оперативной проводной и радиосвязью всех нуждающихся на месте пожара, но и в случае чего выйти в городскую телефонную линию. Нормальным делом считается расположить в такой машине штаб. Хотя у пожарных есть в наличии и специальные автомобили штаба: естественно – АШ. Самого разного масштаба – от Газели до МАЗа. Впрочем, МАЗ в городе всего один – фактически, это дом на колесах, только специального назначения: двухкомнатный кунг напичкан оборудованием по самое. И понимай, как звали То, что зашифровали пожарные, вполне поддается дешифрации. Громоздкое АЦ-40(130)63Б следует понимать вот как: АвтоЦистерна с насосом, подающим 40 литров в секунду, изготовленная на шасси автомобиля ЗИЛ-130, модели 63 модификации «Б». Данный индекс, впрочем, считается устаревшим. А вот свежевыпущенные машины имеют несколько иную систему обозначений. Более информационно насыщенную – но при этом и куда более громоздкую. Например, АЦ-0,8-40/2(530104)-002ММ означает, что перед нами АвтоЦистерна с емкостью 800 литров, имеющая комбинированный насос, обеспечивающий расход 40 литров в секунду при нормальном давлении и 2 литра в секунду при высоком давлении, изготовленная на шасси автомобиля ЗИЛ-530104 («Бычок» с укороченной колесной базой), модель 002, произведенная ОАМО «Завод им. И.А. Лихачева» (АМО ЗИЛ). Уфф!!! Автомобиль водозащитной службы – тоже всего один в городе. А по идее такая машина должна быть в каждом районе! АВЗ используется для защиты нижележащих помещений от вылитой на огонь воды. Совершенно очевидно, что после пожара на одном этаже непригодными для жилья становятся сразу несколько. Тот, что сгорел, и тот, что над пожаром, – понятно почему. А вот нижние этажи страдают в первую очередь от потопа. В джентльменский набор «водозащитника» входит своеобразный «подвесной потолок», который собирает всю воду и выводит ее из помещения наружу. Кроме того, имеются водные «пылесосы», в силах которых поднять воду с небольшой высоты, – иначе говоря, они могут собирать водяную пленку с пола. Единственный в городе работоспособный АВЗ был построен при весомом содействии страховых компаний, которые устали возмещать ущерб пострадавшим при пожаре соседям снизу… К специальным также относится автомобиль рукавный (АР), который перевозит два километра всеразличных рукавов, в том числе и самые большие – до 150 мм в диаметре! – напорные рукава. Причем, прокладывать рукавную линию автомобиль может в движении. Собственно говоря, кроме склада рукавов в АР более ничего нет, если не считать всяческие «аксессуары», которые пожарные называют рукавной арматурой. Другая машина с красивым обозначением ППП – это пожарный пеноподъемник, который пригоден, в основном, для тушения резервуаров с нефтепродуктами. В принципе, ППП похож на обычный подъемник, но с одним-единственным назначением: подавать на высоту воздушно-механическую пену. Машина обладает высокой производительностью и, как это следует из названия, возможностью пожаротушения с высоты – последнее особенно важно с точки зрения обеспечения определенного запаса по расстоянию: свысока пульнешь – дальше полетит. Пеноподъемник оснащен пятеркой бодрых генераторов среднекратной пены, каждый из которых выдает на-гора до 2 000 литров пены в секунду. В Петербурге нефтехранилищ хватает, в ППП – не очень: в городе несет службу всего одна такая машина. Причем, учитывая год выпуска, несет так себе – еле живой автомобиль был выпущен в далеком советском 1972 году. Назовем еще несколько спецмашин, состоящих на вооружении питерских пожарных: автомобиль диагностики пожарной техники (АДПТ), автомобиль профилактики и ремонта средств связи (АПРСС), автомобиль технической службы (АТС), автомобиль ремонта пожарных рукавов (АРПР). Для чего они нужны – догадаться несложно.